ЮРИЙ ЖУКОВСКИЙ: РАБОТАЕМ, ПОКА РЕФЕРИ НАС НЕ РАСТЯНЕТ

. Количество просмотров: 88
ЮРИЙ ЖУКОВСКИЙ: РАБОТАЕМ, ПОКА РЕФЕРИ НАС НЕ РАСТЯНЕТ

Портал единоборств www.octagon.by предлагает вашему вниманию интервью с чемпионом мира по кикбоксингу среди профессионалов по версии WAKO Pro Юрием Жуковским, в котором он рассказал о хулиганском детстве, начале спортивной карьеры, справедливости полученных желтых карточек на турнире в Польше, самом сложном поединке и падениях со сноуборда.

- Вы живете в Озерицкой Слободе. Что из себя представляет этот агрогородок?

- Изначально это была деревушка, которая очень быстро развивалась. Строились многоквартирные дома, принимали приезжающих. Мои родители туда переехали, и там я родился. Это обычная большая деревня. Там я учился в школе, там начал заниматься каратэ.

- По состоянию на февраль 2018 года там проживает 5251 человек. Бывает такое, что вы идете по дороге и знаете всех, кто идет навстречу?

- Да, я триста метров домой иду час - пока со всеми поговорю, пока поздороваюсь. Очень много знакомых и давних друзей, с которыми много что связывает - в детстве с ними в войнушку играли. Плюс люди, с которыми мы просто пересекались, работники поликлиники, учителя школы. Все соседи, поэтому все друг друга знают.  

- Вы хорошо учились в школе?

- Нет, я учился удовлетворительно :). Тройки были в основном. По физкультуре всегда были пятерки. Любил кататься на лыжах, бегать. 

- Каким видами спорта вы занимались в детстве?

- Началось все с каратэ. Я пошел в эту секцию в третьем классе, мне 10 лет было. На тот момент мне казалось, что все это смешно, несерьезно, но сейчас я понимаю, что эта была серьезная дисциплина, которая помогла в дальнейшем. Почитание своих учителей, тренеров - это все оттуда, из каратэ. 

- Сколько вы прозанимались каратэ?

- Два года. 

- Почему бросили?

- Так получилось. Летом на каникулах уезжал в деревню к бабушке, прерывал тренировки - так и бросил. Потом начал ездить в Минск в секцию джиу-джитсу на Козлова. Занимался там. Затем уже в 15 лет пришел сюда, но изначально я пришел не в кикбоксинг, а в таиландский бокс. Я выступал по муайтай, все тренировки у нас были в тайском стиле, мы били локтями, рубились в клинче.  

- Вас же тренировал Александр Григоров. Как он мог ставить клинч, если он кикбоксер? 

- Мы обменивались опытом со старшими ребятами. С Виталием Саковским, Синяковским Олегом – мы с ними работали. Они и показывали элементы техники. 

- Вы были трудным подростком?

- Да, был трудным подростком, не слушался родителей, прогуливал школу. Родители мои зарабатывали, в принципе, не много, а мы могли поехать на Ждановичи или на Комаровку с друзьями продавать петарды и за день заработать больше, чем мои родители за месяц. Соответственно, на взрослых я смотрел и ехидно улыбался. Учителя в школе говорили, что, если буду плохо учиться, даже трактористом не стану, а я понимал, что, продавая петарды, за день больше зарабатываю, чем они за месяц, поэтому не обращал внимания на то, что они говорили, не их слышал просто. Это я сейчас понимаю, что они мне добра желали, но на тот момент я этого не осознавал.

- Долго продлился ваш бизнес?

- Пару лет. Все хорошо шло, но со временем те ребята, с которыми мы вместе были в одной команде, заработали деньги и начали употреблять алкоголь, наркотики. Много кто пропал. Я тогда уже сделал выбор в пользу спорта. Хотел, чтобы родители мной гордились. 

- Расскажите самую трэшовую историю из того времени.

- В принципе, каждый день что-то происходило, поэтому ничего такого и не вспомнишь. Одно то, что нас знали все следаки в Первомайском РОВД в лицо говорит о многом :).  Однажды я познакомился с девочкой, сидели на скамейке, общались, а тут мимо проезжает машина милицейская, останавливается - и я на капоте распластался :). Потом было стыдно. Сейчас это все смешно вспоминать, поэтому я и разговариваю с подростками, чтобы уберечь их от этого, объясняю, что за все проступки придется отвечать. Хожу в распределитель, общаюсь с самыми сложными ребятами, которые уже преступили черту и понесли ответственность. Такие подростки неохотно идут на контакт со взрослыми, но меня они воспринимают, потому что я такой же только чуть постарше. После освобождения некоторые ребята приходят к нам в клуб тренироваться. С девчонками, которые там в приемнике-распределителе были, мы общаемся в соцсетях. Они же взрослеют мгновенно, освобождаются в 18 лет и уже работают и помогают родителям. И это хорошо, им некогда заниматься глупостями.

- У вас что, проколото ухо?

- Нет :) Это все тяжелое детство :). Когда мне было 13 лет, сделал себе тоннели в ушах по 5 мм в диаметре. Ни у кого тогда еще тоннелей не было. Образ дополняли широкие штаны и большие кеды. Надо было выделяться либо широкими штанами, либо кулаками. 

- Сейчас вы работаете тренером. До это работали кем-нибудь еще? 

- Да, когда учился в Институте управления и предпринимательства на юрфаке, работал дежурным на строительном объекте - сторожем. Мне нравилось, удавалось совмещать работу и тренировки, ночью можно было готовиться к занятиям. Потом я подрабатывал в букмекерской конторе кассиром, а моим начальником был Игорь Бугаенко. Он меня туда и устроил. Там тоже было хорошо, мне удавалось с утра потренироваться, а потом ехать на работу. У меня всегда были две полноценные две тренировки в день. Работа, как говорится, не пыльная, но напряженная: с людьми, особенно с игроками, непросто. Но я всегда находил с ними общий язык, никогда не было конфликтов. 

- После такого опыта сами не ставите на спорт? 

- Нет, я настолько неазартный человек, что меня это даже не цепляет. Зато этих людей я всегда узнавал по глазам. Потерянность какая-то в них. Бывало, в метро замечал такого человека и через несколько дней видел его на точке.

В одном из интервью вы рассказывали, что вам один тренер сказал, что у вас нет способностей. Этим тренером был Александр Григоров? 

- Я не скажу фамилию тренера, но это был не Григоров. Это было еще до кикбоксинга, но это было единоборство. А Григоров как раз-таки всегда в меня верил и говорил, что нет одного, зато есть другое: упорство, характер, работоспособность. Данных у меня нет именно в том плане, что роста маленький - все соперники на голову выше меня. В этом есть проблема, но если добавить трудолюбия, терпения, то все нормально. У меня получалось изначально выигрывать бои. Первые соревнования выиграл, потом вторые, третьи. Было несложно потом из юниоров перейти во взрослые. Зачастую бывает у парней такой ступор в это время, но у меня не было. Я по юниорам недолго выступал, поэтому перейти несложно было.

- Когда вы уже достигли определенных высот в спорте, виделись с тем тренером?

- Встречал, все нормально, мы с ним хорошо общаемся :). Мне хотелось бы увидеться с тренером, который на тот момент, когда мне было 11 лет, открыл секцию кикбоксинга в Слободе и не взял меня, потому что набирал детей с 12 лет. Сейчас бы он, наверное, не пожалел бы о том, что я был бы его учеником. 

- Сейчас, когда вы сами стали тренером, говорите своим ученикам, что у них нет способностей?

- Нет. У нас все способные. Я вижу, как ребята меняются у меня на глазах. Приходит такой корч, извините за выражение, у него нарушение координации на лицо, косоглазие, на одной ноге плохо стоит, и через месяц с помощью трудолюбия он меняется настолько, что не узнать человека. Даже лицо меняется. Приходит парень косоглазый, а через год он уже нормально смотрит. 

- Первую медаль чемпионата Беларуси вы выиграли в 17 лет. Что эта была за медаль?

- Золотая. Это был чемпионат Беларуси по кикбоксингу, хотя я изначально выступал по тайскому боксу, потом только перешел на кикбоксинг и таиландский бокс забросил.

- Почему?

- Так вышло. У нас тем более еще такая ситуация, что если я стою на ставке по кикбоксингу, то выступать должен только по кикбоксингу, если по муайтай, то только по муайтай. В спортшколах присутствуют группы и по кикбоксингу, и по тайскому боксу, но результаты по кикбоксингу тайцам не засчитываются, а кикбоксерам – по муайтай.

- Вам бы не хотелось выступить по муайтай?

- В июне на турнире DSF был мой бой по муайтай. Я пытался перевернуть его в свою сторону, чтобы было по кикбоксингу, но организаторы не согласились. Они сделали этот бой под своего спортсмена, известного поляка Бартоша Ватру, но я выиграл у него единогласным решением судей. Набросал ему нормально. С учетом того, что я выступаю по кикбоксингу, я-то тренер по муайтай. Если в голове каждый день прокручиваешь одни и те же комбинации из тайского бокса, клинч, то все будет хорошо. Я же играющий тренер: надеваю экипировку, захожу в ринг и с учениками своими работаю в спаррингах. 

- Вы стали чемпионом мира по профессионалам в 29 лет, выиграв турнир W5, т.е. через 14 лет после начала занятий кикбоксингом. Это много или мало?

- Это много, хотя до этого я был чемпионом СНГ по муайтай. Просто у нас нет промоушена, меня не ведет ни один промоутер, я чуть ли непосредственно не сам выхожу на организаторов турниров. Никто не идет, в принципе, мне навстречу в плане того, чтобы делать проходные бои. Первый же турнир в Китае у меня был с Вей Руи, который был чемпионом К-1 в 2017 году в Японии. Как говорится, вату не катаем, сразу же с сильнейшими. Поэтому у нас не было такого, чтобы по нарастающей соперники шли. Что касается проекта W5, то они набрали себе много бойцов, т.е. там не было такого, что они взяли одного спортсмена из России, другого - из Таиланда, между ними провели бой и его победитель забрал титул. Для того, чтобы стать претендентом на титул, я боксировал на W5 два года, не проиграв ни одного боя.

- Что круче: стать чемпионом мира по любителям или по профессионалам?

- Однозначно по любителям, потому что тебе нужно на одном турнире провести минимум три боя. По-моему, у меня по WAKO даже четыре боя за один турнир было. А чтобы стать чемпионом мира среди профессионалов, можно провести один бой. Взяли одного бойца, второго и между ними один поединок организовали. К тому же в любителях очень большая вероятность судейской ошибки. У нас очень слабенько с представителями Беларуси в судействе по WAKO, поэтому зачастую всю верхушку команды сливают. На последнем чемпионате мира ни одной золотой медали у беларусов не было. Судьи просто прошлись по верхушке, середнячков они берегли, не сливали, а ударили по первым номерам. 

- 3 февраля на турнире DSF вы завоевали пояс чемпиона мира по WAKO Pro. По ощущениям это было круче, чем титул W5?

- По ощущениям это несравнимо. W5 – это была отдельная история, это было очень круто! А тут совсем по-другому. Я много лет выступал по любительским версиям, и тут выпала возможность посражаться по профессионалам. WAKO Pro – это самая престижная версия в кикбоксинге. Существуют же версии-однодневки, но WAKO Pro – она неприкасаема. 

- Пояс тяжелый?

- Очень тяжелый :). Их делают по старинке, как когда-то делали-лепили, поэтому они реально тяжелые. 

- 4 марта вы боксировали в четверке на турнире DSF, где получили желтую карточку за клинч. Может, то, что вы работаете тренером по тайскому боксу, вам мешает?

- Мне дали замечания и в первом, и втором поединке, но мне тайский бокс не мешает.

- А что это было тогда?

- Я считаю, что пока рефери не вмешается, все в пределах правил. Дали желтую карточку, значит, не буду больше этого делать, извините. Тем более по правилам К-1 можно заходить в клинч, можно бить коленями. Очень тяжело работать, когда ты сделал один удар коленом и ждешь, ответит ли соперник. Буквально это выглядит именно так, потому что ты ударил один раз и больше ударить не можешь. Ты знаешь, что тебе нанесут удар, и что, без ответа его оставить? :). Поэтому не сдерживаешься где-то. 

- Но ведь желтая карточка – это минус балл. Так можно и вообще проиграть.

- Но это же профессиональный бой. Чем больше грязи, тем лучше. Это нравится зрителям. Главное - лежачих не бить. Тем более перед боем я честно сказал своему оппоненту на брифинге по правилам: «Работаем, пока рефери нас не растянет». Предупрежден - значит вооружен. 

- Вы выиграли первый бой с желтой карточкой, почему тогда продолжили во втором поединке показывать то же самое?

- Все происходило в динамике. Вот для чего убрали клинч из кикбоксинга? Для того, чтобы была динамика, чтобы возни и борьбы не было. Но я стараюсь не просто возить, стараюсь сбить. Это не возить.

- Самый сложный соперник?

- Наверное, это венгр Хабош, который сейчас действующий чемпион мира по WAKO. Я с ним встречался на Кубке мира и на чемпионате мира. Вот кто работает грязно, так это он. Он умудряется по любителям бить локтями, прихватывать ноги, бить коленями, еще и с прихватами. С ним тяжело. Но если Кубок мира проходит в Венгрии и в финале ты боксируешь с венгром, то судьи не обращают внимания на его нарушения.

- Самый сложный бой?

- Самый сложный бой был очень и очень давно: в 2004 или 2005 году. Я боксировал в развлекательном центре «Арбат» в Москве за титул чемпиона России по кикбоксингу в разделе «лоу-кик», где нельзя ни клинчевать, ни бить коленями. И мы боксировали 8 раундов по две минуты. На тот момент это был мой третий в жизни бой по лоу-кику, а у моего оппонента за спиной уже были четыре чемпионата мира, на которых он выигрывал. Мне было тяжело, потому что я неправильно установку себе сделал, я работал три раунда одними ногами как таэквондист, потому что боялся подпустить его с рук. Он ко мне подобрался в четвертом раунде, сделал нокдаун, но меня спас гонг. После этого я вышел и сделал ему нокдаун. Там было сумасшедшее количество нокдаунов в две стороны. И я понял, что кикбоксинг - это мое, но бокс - точно не мое :). Голова просто гудела :). Концентрация ударов по голове слишком большая. Фактически в лоу-кике процентов 70 ударов - по голове. Плотность боя сумасшедшая, нет клинча, нельзя прижаться, нельзя провести хоть какую-то скрутку, отдохнуть в этом кличне. Ты все время находишься на ближней дистанции, и идет постоянный обмен ударами. Восемь раундов избивали друг друга. В итоге победу отдали с разногласием судей в ту сторону. 

- Самый крутой бой, который вам приходилось видеть?

- Я много захватывающих боев видел. По накалу страстей, по зрелищности можно выделить бой Павла Шелеста с россиянином в Casino Royal. По накалу, по тоннажу ударов это был сложный бой. Я смотрел и что-то крикнуть даже было тяжело, потому что там было настоящее рубилово. 

- Ваш бой, который вам больно пересматривать?

- Я боксировал в Гродно в Ледовом Дворце с оппонентом из Молдавии и пропустил во втором раунде удар с разворота пяткой в голову. Это больно вспоминать :). 

- Лучший боец, которого вам приходилось видеть?

- Не знаю. Я бы не отдавал никому предпочтения. Есть много очень хороших бойцов, достойных уважения и восхищения, но чтобы одного выделить… Как говорится, не сотвори себе кумира. Есть бойцы, которые нравятся, но так чтобы лучший из лучших - нет. Вот Левина признали лучшим бойцом, но я бы не сказал, что он лучший. Я видел и лучше. Например, тот же Игорь Бугаенко. Или Дима Шакута – шикарный спортсмен, величайший. Просто кому-то все легче дается, а кому-то - сложнее, и считать лучшим бойцом того, кому все легко далось – не думаю, что это правильно. 

- Боец, с которым вам бы хотелось побоксировать?

- С тем же Вей Руи, чемпионом К-1 World GP - я бы с ним еще раз встретился. Когда я с ним боксировал в Китае на Em-Legend в апреле, я вообще к бою не готовился, только вес согнал и все. Я даже не знал, кто будет соперником, только на турнире узнал, что буду предпоследним боксировать, а не первым, как все дебютанты. Вот с ним я бы с удовольствием еще раз встретился. 

- Сколько лет вы катаетесь на сноуборде?

- 5 лет. Не сказал бы, что профессионал, я без инструктора учился, но уверенно стою, стараюсь не падать :) Могу прыгнуть минимально, развернуться. 

- Вы смотрите соревнования по сноубордингу?

- Да, смотрю, мне очень нравится. Меня этот вид спорта захватывает. Я просто изначально встал на горные лыжи. В детстве я много катался на лыжах с сестрой – она у меня чемпионка мира по летнему биатлону, в прошлом член национальной команды Хандогина Светлана, но сейчас она мама давным-давно – поэтому на лыжах я стоял уверенно. Встал, проехал три раза со спуска – как будто я всю жизнь на них катался. Вообще легко. Но у нас негде кататься на лыжах, поэтому я встал на сноуборд. На нем хоть где-то можно покататься – в Логойске в основном. Иногда я беру доску и еду на Курган Славы и катаюсь там со склона. Но не на самом Кургане, а сбоку, чтобы никому не мешать. Раньше делал там себе маленький трамплинчик и прыгал.

- Что больнее: пропустить жесткий удар или упасть на накатанный склон?

- Сноуборд больнее однозначно :). Это вообще травмоопасный вид спорта, особенно когда ты только учишься. Я, перед тем как первый раз на доску встать, думал, что это несложно. Думал, чего ж мне бояться, я ж спортсмен :) Я же видел, как люди катаются. Я вставал, разгонялся, но притормаживать и разворачиваться не умел, поэтому и падал. Люди аплодировали :). Это было очень зрелищно, когда я защитную сетку пробивал :). Потом я стоял, отдыхал, парень возле меня остановился и говорит: «Ты, конечно, красавчик, молодец, но ты попробуй потихонечку, медленно, так хотя бы научишься». 

Автор: Ирина Веремей

Источник: fightershop.by

Похожие новости