ЛИЛИЯ КАЗАК: С ЗАВОДА — В БОЙ

. Количество просмотров: 153
ЛИЛИЯ КАЗАК: С ЗАВОДА — В БОЙ

30-летняя брестчанка Лилия Казак развивает женские единоборства в Беларуси. 2018-й выдался для неё особенным: она выиграла ЧМ по панкратиону. Ранее, в 2013-м, стала серебряным призёром первенства планеты по рукопашному бою.

Вообще, у неё интересная карьера. До октября прошлого года спортсменка совмещала тренировки с работой на заводе. Теперь мечтает попасть в один из знаменитых промоушенов: в UFC, в Invicta FC или в Bellator. Корреспондент «СП» поговорил с ней и об этом и о состоянии женских единоборств в Беларуси.

— Как изменилась ваша жизнь из-за пандемии?

— Собственно, никак. В плане гигиены тоже ничего не поменялось, я за ней всегда хорошо слежу, так как каждый день тренируюсь. Хорошо мыть руки после улицы нас учили ещё с детства. (Улыбается.)

— Вы хотите попасть в известную организацию. Ситуация с вирусом усложняет мечту?

— В каких-то моментах усложняет. У меня планировался бой в Германии в мае, но теперь из-за вируса, скорее всего, его придётся отменить. А каждая победа — это в любом случае ещё один шаг к мечте.

— Вам уже 30 лет. Есть ли у вас какой-то порог по возрасту, до которого хотите попасть в промоушен?

— Хотелось бы сразу поправить: не уже 30, а только 30. (Улыбается.) Попасть я туда хочу в ближайшее время, так как достойна этого не меньше, чем все остальные там выступающие. К моему возрасту это не имеет никакого отношения. Даже в UFC есть достаточно бойцов, которым 40 и даже больше, и они до сих пор успешны. Главное, чтобы было желание и здоровье заниматься этим спортом, а времени у меня ещё много.

— Насколько тяжело было совмещать тренировки и работу на заводе?

— Спорт — это тяжёлый физический труд. Бойцам, выступающим профессионально, нужно тренироваться каждый день — желательно по два раза. Добавим к этому ещё ежедневный подъём по будням в 5.20 утра и 8-часовую смену на вредном производстве. Думаю, станет понятно, насколько это тяжело и несовместимо в принципе.

— Как выглядела ваша стандартная неделя, пока вы не ушли с завода?

— Подъём в 5.20 утра, сборы на работу. В 6.45 начало рабочей смены — окончание в 15.05. Дальше всё зависело от времени начала тренировки. Если позже 18.00, то приезжала домой и успевала отдохнуть перед занятием. В случае если занятие должно было стартовать до 18 часов, успевала только поесть и ехала тренироваться. Старалась подбирать залы, где можно было работать вечером. Очень тяжело было сразу после работы снова пахать физически. Иногда мне всю смену приходилось стоять, и под конец рабочего дня я просто не чувствовала ног. После тренировки приезжала домой в десять вечера, общалась по телефону с близкими и друзьями и ложилась спать. По выходным тоже тренировалась. Этих дней я всегда ждала с нетерпением, так как можно было выспаться и хорошо отдохнуть. Потом сходить куда-нибудь, пообщаться с дорогими мне людьми вживую. Когда готовилась к боям, часто после работы ходила сразу на две тренировки.

— В октябре вы ушли с завода. В какой момент поняли, что можете решиться на этот шаг?

— В конце 2018 года в бою получила серьёзную травму, которая вывела меня из строя на целый год. На работе долгое время тоже была на больничном. Сейчас живу на гонорары с последних боёв, которые в нужном для меня количестве организовал мой менеджер. Конечно, понимаю, что у бойца, помимо заработка с боёв, должен быть какой-то стабильный доход: либо с тренерской деятельности, либо зарплата от клуба. Ведь бои — это далеко не стабильный заработок. Иногда они срываются не по твоей причине, порой травмы не позволяют биться. Уверена, если понадобится какая-то помощь, в моей команде обязательно меня поддержат, как поддерживали во время реабилитации после травмы.

— Три года назад с вами никто не хотел драться на чемпионате Беларуси по панкратиону. Что-то изменилось за это время?

— Было такое. В 2018 году я наконец-то получила шанс выступить на чемпионате мира. Выиграла его, досрочно завершив все свои четыре боя, тем самым добилась своей главной цели в любительском спорте: выполнила норматив мастера спорта международного класса. Теперь мотивации биться на чемпионатах страны, чтобы отобраться в сборную, больше нет. Сейчас полностью сосредоточена на профессиональном ММА. Если федерации панкратиона будет нужно моё участие на международных стартах, с радостью поеду и достойно представлю свою страну. Люблю соревноваться, но участвовать в чемпионатах республики точно больше не стану. Уверена, там желающих со мной разделить ковёр попрежнему нет.

— Вы говорили, что сейчас пошло хоть какое-то движение и федерации панкратиона и рукопашного боя стали проводить женские бои. Как много их стало?

— Женских боёв стало значительно больше, чем было, но ещё не так много, как хотелось бы и как их проводится сейчас в соседних странах. В этом плане Беларусь ещё очень отстаёт.

— Порой женские единоборства не воспринимали всерьёз. В какой момент это сдвинулось с мёртвой точки?

— Во всём цивилизованном мире женские единоборства уже давно развиты и популярны намного больше, чем у нас. Думаю, самый пик популярности наступил, когда глава UFC Дана Уайт признал, что женщины могут биться не менее технично и зрелищно, чем мужчины, и ввёл в UFC женский дивизион.

— Раньше менеджеры просили у вас до 30% от гонорара за бой. Много «помощников» вы сменили?

— Были такие ситуации. Не хочется даже всё это вспоминать. Точное количество этих людей сейчас не вспомню, да и нет желания. На самом деле, их нельзя назвать менеджерами. Профессиональный ММА — это в первую очередь бизнес, а в любом бизнесе всегда найдутся те, кто хочет просто на тебе заработать. Были даже такие «специалисты», которые связывали меня контрактом. Я не имела права выступать от когото другого, а сами потом не могли организовать мне ни одного боя на протяжении более чем года! Для здорового спортсмена такие простои — просто катастрофа. Не говоря уже об ушедшем драгоценном времени. Поэтому не могу сказать, что у меня до недавнего времени был менеджер.

— Начинающим бойцам как найти своего менеджера?

— Сложный вопрос… Я выступаю в ММА восемь лет, тренируюсь 12, а настоящий менеджер у меня появился только год назад. Всё в первую очередь зависит от того, где ты живёшь и тренируешься. Думаю, даже в самые известные организации далеко не всегда попадают лучшие и самые достойные спортсмены, а те, у кого есть люди со связями в этом бизнесе. Уверена, родись бы я в более развитой в плане ММА стране — было бы намного проще строить свою карьеру.

— В своё время вы дрались с нынешними звёзд ами UFC: с китаянкой Вэйли Чжан и полькой Йоанной Енджейчик. Хотели бы вновь сразиться с ними?

— Конкретно с кем-то из них — нет, так как никогда не выбирала себе соперниц. Если я тогда, не имея условий для нормальной подготовки, выходила с ними биться, то спокойно вышла бы и сейчас, имея на текущий момент куда лучшие условия для тренировок.

 

Автор: Сергей Мельник

Источник

Похожие новости