ВЛАДИМИР КОГАН БЫЛ ОТВАЖЕН И НА РИНГЕ, И В БОЮ. СТРЕЛОК-БОМБАРДИРОВЩИК С ЖЕЛЕЗНЫМИ КУЛАКАМИ

. Количество просмотров: 193
ВЛАДИМИР КОГАН БЫЛ ОТВАЖЕН И НА РИНГЕ, И В БОЮ. СТРЕЛОК-БОМБАРДИРОВЩИК С ЖЕЛЕЗНЫМИ КУЛАКАМИ

Владимир Коган — имя для белорусского бокса культовое. Он — тот, кто составляет его славу, предтеча и учитель, воспитавший целую плеяду будущих чемпионов и тренеров. Уже в 17 лет Коган сенсационно стал чемпионом БССР среди взрослых, было это в 1937 году. Пытался замахнуться и на медали союзного первенства, но с наскока такую вершину взять не удалось. А затем случилась война...

Владимир Львович прошел ее в качестве стрелка бомбардировщиков Ил-4 и Ту-2. В сентябре 1940 года Когана призвали в армию и направили в авиашколу в Омск. Мог ли он тогда предположить, что армейская жизнь перетечет в долгие версты войны, а вместо учебных вылетов ему придется совершать регулярные боевые? К слову, в Минске у него осталась молодая жена Вера, и она, оказавшись в оккупации, тоже не сидела сложа руки: работала в немецком госпитале и входила в одну из групп Минского подполья. 15 лет назад на страницах «СБ. Беларусь сегодня» были напечатаны неизвестные страницы фронтовой биографии нашего великого боксера, снятые со старой магнитофонной ленты и нигде ранее не публиковавшиеся. Владимир Коган вспоминал:

— Я провел 140 боев в ринге, а в летной книжке у меня значатся 140 боевых вылетов. И каждый мог быть для меня последним… Почти всю войну я провел в бомбардировочной авиации в качестве воздушного стрелка. Видел всякое. Как горели самолеты моих боевых товарищей, как бомбили колонны танков Гудериана под Москвой, воевал на Северо-Западном фронте, в Заполярье, участвовал в бомбардировках на подступах к Берлину. Был и над столицей Третьего рейха.

Между тем про спорт Коган не забывал даже на войне и любую свободную минутку использовал для любимого бокса, тренировок не прекращал.

— Спорт не раз помогал мне. И тут речь не только о физических кондициях, но еще и о внимании. Ведь только воздушный стрелок, находящийся с пулеметом в «фонаре», имел полный обзор. Помню, на Северо-Западном страшно били зенитки, но вдруг стрельба прекратилась, и я понял, что вот-вот в зоне появятся истребители. Я стал следить за обстановкой, и удалось заранее заметить самолет, открыть упреждающий огонь... Физподготовка реально помогала в полетах, а особенно тяжелы были вылеты в партизанские зоны. Боеприпасы сбрасывались по огням костров — на парашютах, а валенки, полушубки, тюки с продуктами я выбрасывал через свое стрелковое окно. И так — до восьми заходов над партизанской зоной, окруженной немецкими гарнизонами.

В последние два года войны жизнь на освобожденных территориях постепенно возвращалась в обычное русло. Возобновлялись в том числе и спортивные состязания. Центральные, конечно, проходили в Москве. В соревнованиях по боксу в апреле 1945 года волею случая довелось поучаствовать и Владимиру Когану, который вместе со своим летным экипажем прибыл в Первопрестольную за новым самолетом.

— В один из первых дней приезда в Москву я столкнулся с украинским боксером по фамилии Шкода, которого знал еще в довоенное время. Он рассказал, что на стадионе «Динамо» боксеры готовятся к первенству Москвы. Попросил командира. Тот разрешил посещать тренировки. Больше месяца ходил в специализированный зал бокса. Руководил занятиями Анатолий Булычев, впоследствии заслуженный тренер СССР. Выступил я, на удивление многих, удачно. Победил чемпионов СССР Анатолия Степанова и Василия Чудинова, занял первое место и на следующий день уехал в свой полк. Утром даже успел купить несколько экземпляров «Правды» со спортивным отчетом и списком победителей.

Войну Владимир Коган закончил в небе над Берлином, а в Минск вернулся ­24-летним парнем. И всецело посвятил себя любимому боксу. Теперь для него начались другие бои — на большом ринге. В 1949 году он достиг своей цели и стал чемпионом СССР, а впоследствии воспитал целую обойму учеников и долгое время возглавлял сборную БССР.

 

Источник

Похожие новости